En
Войти в личный кабинет
Москва
К
С
П

Ваш город Москва?

Да
Нет
Стандарт комплексного развития территорий

Стандарт комплексного развития территорий

В последнее время ведется очень много разговоров о разработке новых нормативов городской застройки. «Ъ-Дом» разбирался, в чем проблема старых правил, каким образом их предлагается улучшить и какие у всего этого перспективы.

Screenshot_1.jpg

Советские градостроительные нормы, которые сегодня принято ругать, на самом деле были разработаны со свойственными всем проектам того времени добротностью и основательностью. Эксперты, которые занимались документом СН-58, созданным в 1958 году, очень ясно представляли себе, каким должен быть советский город завтрашнего дня. Этакий гимн всеобщей индустриализации. Но жизнь изменилась, а нормы остались прежними.

Четкость советского видения вылилась в чрезмерную жесткость и неспособность к адаптации. Мало того, что 70% застройки наших городов — наследие советской эпохи, заточенное под строго регулируемый образ жизни по заданному сценарию. Так еще и сегодня, невзирая на технологии и прогресс, из-за формальной правомерности старых нормативов что ни делай — получается «автомат Калашникова», то есть не поддающиеся перепланировке квартиры и однообразная застройка.

Не тот квартал

Одно из очевидно необходимых изменений — пересмотр основной планировочной единицы. В советских нормативах это микрорайон, который может быть как на 5 га, так и 120 га. При слишком большом участке получаем так хорошо нам знакомую разреженную и однообразную среду микрорайона, а когда площадь меньше, то приходится для соблюдения показателей повышать этажность. Причем из-за требований по инсоляции может не получиться поставить несколько домов рядом, отсюда берутся дома-монстры с необустроенными дворами. Или же дворы-колодцы, сформированные 20-этажными домами.

Такие проекты дискредитируют саму идею квартала, считает Марина Лепешкина, гендиректор RTDA — компании, которая занималась разработкой новых региональных норм градостроительного проектирования (РНГП) для Москвы и составлением технического задания для конкурса на экспериментальные площадки реновации.

В квартале могут быть высотные доминанты, но преобладающая высота — максимум девять этажей. Именно с этой высоты, в частности, можно контролировать из окна гуляющего во дворе ребенка. «Квартал может быть какой угодно формы, — отмечает эксперт. — Главное условие — комфорт и сомасштабность человеку».

Стоит ли говорить, что объекты на несколько сотен домовладений соразмерными человеку назвать нельзя: люди в них теряются и проводят годы жизни, так и не познакомившись с соседями. Устойчивых локальных сообществ не образуется, а значит, не может быть и речи ни о совместном принятии решений по управлению домом, ни об эффективном социальном контроле. То же самое относится к мегадворам, которые местами превращаются либо в маргинальные и потенциально опасные «полосы отчуждения», либо в хаотичные парковки.

Еще одна проблема планировочных единиц слишком большой площади — низкая плотность улично-дорожной сети. Нормируемый показатель для нее фиксированный — опять-таки, вне зависимости от размера микрорайона. Когда микрорайон крупный, то львиную долю дорог съедают магистральные дороги, а до более мелких местных и внутриквартальных дело не доходит. Как результат — постоянные пробки и нехватка парковочных мест. Поэтому в РНГП Москвы, принятых в 2017 году, минимальная единица планирования квартала или микрорайона — урбан-блок — вписывается в окружность радиусом 100 м и включает в себя дома с нежилыми первыми этажами и приватный двор с минимальным набором функций: зелень, площадки для тихого отдыха, пожарные проезды.

Урбан-блоки складываются в кварталы с детскими садами, кварталы — в микрорайоны со школами и скверами. А в ДОМ.РФ, который вместе с российскими и зарубежными экспертами разрабатывает новые стандарты комплексного развития городских территорий, отталкиваются от жилого района. Он состоит из кварталов площадью до 5 га, а границы определяются радиусом комфортной пешеходной доступности. Оптимальным считается 300–450 м, то есть общая площадь района составляет от 30 до 60 га.

«Пассивные» первые этажи

Московские градостроители и прогрессивные девелоперы в регионах давно делают первые этажи жилых зданий с прицелом на сдачу в аренду коммерческим предприятиям: от булочной и кофейни до химчистки и парикмахерской. И всем, казалось бы, эта тенденция хороша. Для жителей это не только наличие ежедневных товаров и услуг в шаговой доступности, но и, как отмечает Марина Лепешкина, повышенная безопасность за счет усиленного социального контроля. Девелоперам тоже выгода: квартиры на первых этажах не пользуются популярностью и стоят в среднем на 20% дешевле прочих. Нежилая функция перспективнее. Но при действующих нормах это не совсем так. Для полноценного магазина нужны помещения высотой минимум 3,8 м (хотя по нормам — только 3 м) и сквозные подъезды, чтобы не пускать грузовики во двор и подвозить товар со стороны улиц.

Кроме того, делать коммерческими абсолютно все первые этажи не совсем рентабельно: при отсутствии доступа с людных проходных маршрутов любые магазины быстро разорятся. Поэтому в московских РНГП рекомендуемый показатель коммерческих площадей — 20% (для сравнения: в микрорайонах хрущевок он едва доходит до 10%). Впрочем, у Архитектурного бюро Асадова, которое занимается разработкой концепции реновации нескольких кварталов в Головинском районе Москвы, есть альтернативное решение: все-таки все первые этажи сделать нежилыми, но треть из них сдавать жителям района по льготной ставке под их личные проекты, способствующие разнообразию досуга в районе.

Новость в СМИ
Комерсантъ

Это могут быть коворкинги, детские и образовательные студии, фитнес-центр, культурный центр. Когда жители сами запускают такую разнообразную структуру, им становится интересно оставаться и саморазвиваться в пределах своего района. — Андрей Асадов, архитектор

Неликвидный вид

Одно дело, когда нормы не стимулируют — те же палисадники теоретически можно делать уже сейчас. И совсем другое — когда ограничивают. Вдобавок к тому, что жилые дома выглядят либо монструозно из-за размеров, либо скучно из-за своей одинаковости, крайне трудно избавиться от эффекта градусника — ровных рядов застекленных балконов или лоджий, которые, согласно нормативам, должны быть в любом доме выше пяти этажей. С другой стороны, недавно введенная норма — расстояние от окна до окна по вертикали должно быть 1,2 м — привела к тому, что невозможно делать панорамные окна. Это прямое вмешательство в архитектурный облик зданий и комфорт их жильцов.

Такая же ситуация с планировками, которые, как и фасады жилых домов, часто получаются однотипными: ванную нужно размещать над ванной, кухню — над кухней и т. д. Для лучшего соблюдения инсоляции балконы, ухудшающие освещенность, как правило, делают с выходом из кухни, и в итоге они расположены на фасаде друг над другом — от «градусника» никуда не деться. А вот если, как предлагает КБ Стрелка, сделать гидроизолированную зону в части этажа, где свободно могут размещаться любые помещения, проблема решится.

Паркоматчасть

Это кажется парадоксальным, но при действующих нормах избыточное разрастание дворов происходит даже в малоэтажной застройке — вносят свою лепту минимальные отступы 12–20 м от окон жилых домов до детских и спортивных площадок. Возникают попросту пустующие участки. Структурировать этот хаос не удается, потому что единственный способ сделать цивилизованную парковку рядом с домом и соблюсти все нормы — это подземный паркинг, который слишком дорого обходится. Парковка на внешних улицах квартала делает невозможным ограничение в размещении автостоянок на расстоянии 10–50 м от жилых домов. Чем больше машино-мест, тем дальше паркинг должен быть от окон, поэтому многоэтажные конструкции можно лишь неудобно расположить далеко за пределами квартала.

Путей решения проблемы несколько. По подсчетам RTDA, если проницаемость планировочной единицы улично-дорожной сетью составляет 20%, то тогда площади этой сети вполне хватает для организации необходимого количества плоскостных парковок. Второй путь — изменить ограничения расстояний: специалисты говорят, что достаточно отступа от домов в 6 м при условии устройства защитного рельефа и озеленения. Тогда более половины необходимых машино-мест удастся расположить как раз на улицах, тем более если уменьшить их нормативный размер с 2,5 м на 7,5 м и с 2,25 м на 5,5 м, чтобы те уместились даже на узких внутриквартальных проездах.

И еще одна перспективная модель — паркинги, встроенные в первые этажи зданий.

Пока что такие гаражи должны быть отапливаемыми и оказываются в строительстве почти такими же дорогими, как подземные. Но если делать их без отопления, как это принято во многих других странах, это существенно сэкономит средства. — Антон Надточий, архитектор бюро Atrium

Так или иначе, ограничение автомобильного транспорта — единственный способ для любого большого города избавиться от пробок и в то же время сохранить на приемлемом уровне экосистему.

Зеленые стандарты

Кстати, об экологии. Сейчас площадь озеленения микрорайона должна составлять 25% от его территории, что в сумме дает 6 кв. м на одного горожанина. Качественные характеристики озеленения никак не регулируются, поэтому это может быть лысый газон, а если повезет, то парк с высокими деревьями. Сейчас большие надежды возлагаются на два возможных в ближайшем будущем нововведения. Первое касается участков школ и детских садов: нормативами они предусмотрены довольно большими и включаются в общий процент озеленения.

«Здание школы, которое мы проектируем для жилого комплекса "Символ", расположено таким образом, что фасад обращен в сторону парка и пешеходной зоны, — рассказывает Антон Надточий. — А входы в спортзал, актовый зал и библиотеку расположены со стороны улицы, и предусмотрен сценарий, при котором эти помещения могут использоваться и жителями микрорайона».

Существуют и проекты оптимизации размеров участков детсадов и школ за счет уменьшения нормируемого расстояния от них до улиц с 25 м до 6 м и выноса рекреационных и спортивных зон за пределы участков и использование инфраструктуры ближайших парков. Марина Лепешкина, впрочем, предупреждает, что в случае с детскими садами оптимизировать надо с осторожностью: «Вопрос безопасности принципиален. В ситуации, когда одна воспитательница приходится на 25 детей, а гуляют одновременно три группы, забор очень даже помогает».

Второе нововведение — разрабатываемый сейчас ГОСТ-Р «Озеленяемые и эксплуатируемые крыши зданий и сооружений». Разработку курируют МГСУ и комитет Росстандарта ТК 366, созданный пару лет назад для продвижения зеленых стандартов. Участник рабочей группы Илья Мочалов, руководитель компании «Илья Мочалов и партнеры» и генеральный секретарь Международной федерации ландшафтных архитекторов очень надеются, что проект будет принят в начале следующего года: «Это позволит привести нормативную базу по озеленению крыш в нашей стране к единому знаменателю, поскольку это документ федерального уровня. В нем будут изложены экологические и технические особенности строительства садов на крыше. Кроме того, в стандарте будет напрямую заложено, что озелененные крыши должны стать составной частью системы компенсационного озеленения города».

Между тем зеленые крыши — общемировой прогрессивный тренд. Например, в Лондоне начиная с 2004-го каждый год делается около 100 тысяч кв. м зеленых крыш, то есть за 13 лет — более 1 млн кв. м. Для больших городов это необходимость. Когда температура в городе от большого количества запечатанных поверхностей повышается, зеленые крыши их охлаждают. Второй момент: микроклимат регулируется с точки зрения влажности, и, конечно, большая часть дождевой воды остается в толщине зеленого кровельного слоя. «Тем самым снижается нагрузка на городскую ливневую канализацию», — рассказывает Илья Мочалов. Безусловно, такому активному строительству эксплуатируемых крыш напрямую должны содействовать власти: в Лондоне субсидии тем, кто озеленяет кровли, выделяют на уровне метрополии, в Германии — на уровне страны.

«Душители прогресса»

Конечно, за последние 30 лет попытки модернизации нормативной системы предпринимались неоднократно. Но из-за того что это происходило точечно и на уровне разных ответственных организаций, это привело лишь к десинхронизации некогда сбалансированной системы и нарастанию противоречий, усложняющих работу проектировщиков. Если когда-то по этим документам строилось светлое будущее, то теперь, согласно им же, будущего у нас нет, считает главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Они не дают качественно развивать архитектуру и при этом не обеспечивают безопасность, за которую якобы ратуют. Или та же норма по инсоляции: по мнению господина Кузнецова, ее часто используют в спекулятивных целях, запугивая население, к примеру, эпидемией туберкулеза. В то же время в России эта болезнь все еще встречается в 12 раз чаще, чем в Европе, где норм по инсоляции нет. «С таким же успехом можно задаться вопросом, не инсоляция ли вызывает туберкулез», — отмечает он.

А с учетом того, что помимо собственно архитекторов в приведении проектов к действующим нормативам участвуют сотрудники Госэкспертизы, не всегда обладающие достаточной квалификацией, проблема некачественных решений становится проблемой в квадрате. Глобальному изменению ситуации мешают, по мнению господина Кузнецова, во-первых, отсутствие института полемики и дискуссии в данной сфере, а во-вторых, коррупция и бюрократия: «Запрещать проще, но это сдерживает прогресс».

Тем не менее актуализация нормативных актов идет непрерывно — как на региональном уровне (те же, например, РНГП для Москвы), так и на федеральном: за комплексное видение развития российских городов будут отвечать Стандарты комплексного развития территорий, которые разрабатываются ДОМ.РФ. В частности, в стандартах будут предложены конкретные коррективы, благодаря которым нормы, управляющие городской средой, должны стать гибкими.