Почему альтернативные инвестиции пока не становятся массовыми


        Сегодня, когда речь заходит об инвестициях в недвижимость, большинство мировых пенсионных фондов, в том числе в России, подразумевают, как правило, вложение пенсионных денег в доступное жилье. В жилые дома и кварталы инвестируют пенсионные фонды всего мира: помимо США и Канады, это страны Европы, Азии (Китай) и Африки.


         Процесс все больше приобретает транснациональный характер. В конце прошлого года Algemene Pensioen Groep, управляющая активами крупнейшего фонда Нидерланов (третьего по величине в мире), вложившего уже 4 млрд евро в жилье, объявила о дополнительных инвестициях 1 млрд евро в азиатскую недвижимость в ближайшие 3-5 лет. Свой шаг компания объяснила желанием получить выгоду на растущих рынках жилья Китая и Индии. От мирового инвестиционного сообщества не отстает и Россия. Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) уже предоставило порядка 1,8 млрд рублей коммерческим банкам, чтобы те кредитовали региональных застройщиков жилой недвижимости экономкласса. Эти средства АИЖК формируются из различных источников, в том числе за счет покупки ВЭБом облигаций агентства на пенсионные накопления граждан. Всего же в облигации с ипотечным покрытием и облигации АИЖК в рамках собственной «Программы инвестиций в проекты строительства доступного жилья и ипотеку до 2012 года ВЭБ планирует вложить 160 млрд рублей, или 20% средств пенсионных накоплений». В конце 2010 — начале 2011 года сразу два негосударственных пенсионных фонда страны из пятерки крупнейших заявили о возросшем масштабном интересе к альтернативным инвестициям. Понятно, инфраструктурные проекты и прямые инвестиции — это способы защитить интересы фондов и его клиентов, в силу того, что фондовый рынок подвержен серьезной волатильности. По мнению западных аналитиков, сегодня, после мирового финансового кризиса в проекты недвижимости, особенно в развивающихся странах, следует направлять больше пенсионных денег. При этом низкая ликвидность объектов недвижимости уже не воспринимается как недостаток. По данным опроса мировых инвесторов, проведенного J. P. Morgan Asset Management, 56% пенсионных фондов имеют вложения в недвижимость или планируют инвестировать в нее. Это наивысший показатель среди альтернативных инвестиций, хотя и меньше докризисного уровня в 71% в 2007 г. Кстати, с середины 2000-х годов Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) разрешала негосударственным пенсионным фондам (НПФ) вкладывать в недвижимость до 50% от общего объема пенсионных резервов, снизив в 2007 году лимит до 20%. На то, чтобы привести структуру пенсионных резервов в соответствии с новой нормой, давалось три года. Однако уже через два года после кризисного падения рынков акций и облигаций в 2008 году лимит был увеличен до 70% . В то же время тенденция разделения негосударственных пенсионных фондов в России на два лагеря становится более очевидной. В первом — крупные пенсионные фонды, инвестирующие в фондовый рынок лишь определенную часть пенсионных резервов и все больше делающие ставки на инфраструктурные проекты и недвижимость. Во втором — средние и мелкие НПФ, поскольку «входной» билет на рынок альтернативных инвестиций слишком высок. Размера пенсионных резервов у большинства фондов не хватает для участия и в одном инфраструктурном проекте. Если у представителей первого лагеря ПФ по ренкингу пенсионных резервов на 30 сентября прошлого года насчитывалось в среднем 277,9 млрд руб., то средний показатель мелких НПФ — всего 1,1 млрд рублей. При этом даже крупнейшие российские пенсионные фонды стеснены в средствах по сравнению с зарубежными коллегами, которые, как, например, Норвежский суверенный пенсионный фонд, озабочены поиском инвестиционных проектов в других странах размером свыше… 500 млн долларов каждый. Активы иностранных пенсионных фондов в десятки раз больше российских, что видно из ренкинга ТОП-300 пенсионных фондов мира, подготовленного мировым порталом Pensions & Investments и консалтинговой компанией Towers Watson. По итогам 2009 года, при участии в ренкинге российских фондов в него попал бы только один НПФ «Газфонд», и оказался бы примерно на 300-й позиции. Другой причиной того, что альтернативные инвестиции пока не становятся массовыми, во многом является невозможность для мелких НПФ проконтролировать в полной мере реализацию инфраструктурных проектов, в которых они могли бы участвовать «вскладчину» с другими участниками, подчас намного более сильными. А в условиях российского ведения бизнеса контроль над проектом является одним из основополагающих условий успешного участия в нем. Не зря крупные негосударственные пенсионные фонды для контроля инвестиций используют собственные управляющие компании. То, что альтернативные инвестиции для пенсионных фондов оптимально осуществлять через собственные структуры подтверждает и европейская практика. Многомиллиардными инвестициями Норвежского суверенного пенсионного фонда, второго по величине в мире, принадлежащего правительству страны, занимается норвежский Центральный банк. Альтернативные инвестиции за пределами страны курирует его структура — Norges Bank Investment Management. Главный вопрос, который стоит сегодня перед участниками этого специфического рынка, на который могли бы прийти пенсионные средства — найти механизмы, которые бы позволили НПФ контролировать инфраструктурные проекты. Если степень доверия повысится, то таких проектов станет больше. Зато доля инвестиций в фондовый рынок на основе договоров между управляющими компаниями и НПФ и сроком на один год, что серьезно искажает природу «длинных пенсионных денег», наконец-то сократится.


         Сергей Ануфриев аналитик в тему


         По данным независимых исследователей, пенсионные фонды в мире вложили в недвижимость, в среднем, 8,9% от активов. Половина опрошенных инвесторов в ближайшее время намерена инвестировать в недвижимость 10% активов или более


        Сергей Ануфриев.

        Понравились апартаменты или возникли вопросы?

        Заполните форму и мы свяжемся с Вами в ближайшее время.